Любовь к трем цукербринам скачать fb2

Здесь можно скачать "Любовь к трем цукербринам", в формате fb2 полную версию бесплатно без регистрации и SMS, а также читать онлайн книгу на сайте Буковед (bookoved.ru)

Книга о головокружительной, завораживающей и роковой страсти к трем цукербринам. «Любовь к трем цукербринам» заставляет вспомнить лучшие образцы творчества Виктора Пелевина. Этой книгой он снова бьет по самым чувствительным, болезненным точкам представителя эры потребления. Каждый год, оставаясь в тени, придерживаясь затворнического образа жизни, автор, будто из бункера, оглушает читателей новой неожиданной трактовкой бытия, в которой сплетается древний миф и уловки креативщиков, реальность и виртуальность. Что есть Человек? Часть целевой аудитории или личность? Что есть мир? Рекламный ролик в планшете или великое живое чудо? Что есть мысль? Пинг-понговый мячик, которым играют маркетологи или проявление свободной воли? Каков он, герой GenerationП, в наши дни? Где он? Вы ждете ответы на эти вопросы? Вы их получите.

Комментариев: 10

мутноввато и без изюма

Оказавшись где-то посередине, почувствовал сильное желание бросить это дело. Желание подогревали друзья, которые делились тем что, дочитать не смогли, добавляя то, что не мотивирует к преодолению. Но как всегда, появилась она и сказала; потерпи и будь внимателен" очаровательно и интригующе улыбнувшись. К концу книги получив огромное количество ответов на давно мучившие вопросы, откровений и направление которое как будто было утеряно, я как дурак сижу и улыбаюсь! Автор, кто бы он ни был, как будто испытывает читателя, готов ли он к тому что открывается в конце или не очень. Дойдет или окажется слаб. Я вознагражден. Спасибо за ответы! Маски сорваны а Цукербрины осознаны!)

Рекомендую всем читающим Пелевина, мое субъективеное: есть то,над чем подумать, есть несколько занятных выводов , жду когда прочтет кто-нибудь знакомый, очень хочется обсудить)) Не очень хотела читать после предыдущих отзывов и хорошего впечатления от S.N.U.F.F .а Зря.

Ом Пелевин опять написал фигню хум
Я прочитал новую книгу Пелевина и могу сказать по этому поводу следующее: книга посредственная, я поставил двойку. Вкратце объясню свое мнение.
Сюжет у книги отсутствует чуть менее, чем полностью. Виктор Олегович попытался сделать что-то вроде «философского трактата», объясняющего мир с точки зрения просветленного существа (Киклоп обладает теми же умениями, что и
будда стандартный общевойсковой. По крайней мере, так интерпретируют
свойства будды некоторые нынешние «проповедники»). И как поступает с такой прекрасной возможностью автор? Дает нам возможность ознакомиться с бытом ярчайшего представителя современности — хипстера и тролля Кеши. Нет-нет, я знаю, что Кеша и есть стандартный наш современник, что в нем мы должны увидеть себя и понять, что «так жить нельзя», но мне это неинтересно, это мог написать кто-нибудь попроще.
Кстати, про Имя. Не знаю, как вам, но мне кажется, что Пелевина губит контракт, обязывающий его выпускать книги раз
в год-полтора, книги получаются проходными. Что мы увидели в «Любви...»? Рассуждения о метафизической основе игры Angry Birds(с) длиной в четверть книги? Кешу настоящего и Кешу будущего? Вариация «Веера миров», столь знакомого нам по произведениям Головачева? Это мог написать кто-нибудь пониже чином. От автора, написавшего «Чапаева», ждешь хотя бы «Числа».
Есть подозрение, что в постиндустриальной части книги восприимчивый читатель найдет некий мэссидж, вроде как направленный на осознание простого факта: «Люди! Одумайтесь! Как так можно жить! Доколе! Прозрейте!
Окститесь!». И т. д. И т. п. Это очень хорошо, но это как-то... не по-пелевински. И черт бы уже с ним, что этот посыл - неимоверная пошлятина.
Уж простите за стереотипность моего мышления, но от книг Виктора Олеговича нужно говорить «Чем же он там так упарывается?», а не «Так вот как нужно жить!». Раньше Пелевин читал Упанишады и говорил о метафизике сна и понимании природы бытия (точнее, небытия), теперь листает ветки вконтактике, Лурк и говорит о необходимости вылезти из тырнетов. Плохо, Виктор Олегович! Что толку жить в Китае, в ореоле тайны, не давать интервью, если пишешь проходняк? Я очень глубоко скорблю.
Короче, подведу итоги и сделаю выводы (делаю я их лично для себя и никому не навязываю).
   1. Пелевин уже не торт.
   2. В противостоянии Пеленин vs Сорокин для меня неожиданно победил
      второй.
   3. Следующую книгу буду качать, а не покупать.
Спасибо за внимание. Посвящаю заслугу, созданную этой рецензией (если она есть), благу всех живых существ.
Ом надеюсь хоть следующий роман будет хорошим хум.

За последний год на мою голову обрушилась колоссальная масса вопросов относительно Пелевина. Впрочем, кажущаяся негативной окраска этого факта обманчива; тяга читателей к хорошему постмодернизму, конечно же, в разы ценнее тенденции к заглатыванию тонн современной зарубежной дрянной литературы. Не знаю, с чем связан такой всплеск интереса к данной фигуре, но следует признать очевидное: популярность ее растет и растет в геометрической прогрессии. И это несмотря на то, что лучшие романы были написаны многоуважаемым Виктором Олеговичем несколько произведений назад (подробнее об этом будет сказано чуть ниже). Так вот, если кто-либо интересовался названиями моих любимых пелевинских книг, то он слышал неизменное: "Generation P" и "Ампир В". В случае просьбы порекомендовать роман, с которого стоит начать знакомство с писателем, я оставлял от первого ответа вторую его часть. С этой же недели в оба выражения будет обязательно включена и "Любовь к трем цукербринам".

Что же представляет собой "ЛТЦ" и почему ее стоит читать? Это великолепная антиутопия. Жанр, столь любимый в народе, начал цвести и пахнуть с новой силой. Идея, схожая с концепцией сериала "Черное зеркало", была реализована должным образом: писатель не выдает ничего "в лоб" (да кто б сомневался!). Он стирает вручную мозг, встряхивает и вешает его сушиться на веревочку, после чего необходимая информация сама собой появляется в измученном сознании читателя. Стандартная схема.

Было бы глупо отрицать тот факт, что Пелевина частенько заносит в дальние дали. Но еще глупее было бы ставить ему это в упрек. Подобно мощной отдаче крупногабаритного оружия, данный процесс неизбежен и вполне естественен; и потому нисколько не смутит читателя, хорошо чувствующего Пелевина и его писательскую сущность. С новым произведением этого, к счастию, не случилось. А ведь могло бы! Примечательно, что объективно лучшие романы писателя созданы им в десятилетие на стыке веков: с середины девяностых до первой половины нулевых. До сей поры можно было наблюдать разгорание адского пламени, после оной - затухание. Вот почему "Любовь к трем цукербринам" - это абсолютно непредвиденная вспышка, казалось бы, уже потухших искр.

Критические выкрики в сторону Пелевина не меняются из года в год. Общую их суть можно выразить фразой самой жертвы: "нецензурные выплески угнетенной психики". Скорее всего, и в рецензиях на "ЛТЦ" найдутся умельцы брызгать слюной. Дело не в этом. Даже захлебываясь в негативе, никто никогда не пытался опровергнуть силу уникальнейшего и острейшего ума Пелевина, проникновение в глубины которого - изумляющее своей необычностью увлекательное путешествие. Нужно лишь открыть книгу.

В Финляндии диагноз интернет-зависимость является причиной для освобождения от службы в армии.

А любим ли мы цукербринов? Вы спросите, а что это за звери? А, может, это какие-то модифицированные овощи, или вообще сладости? Цукер - это же сахар по-немецки. У русских можно одним словом любить и музыку, и женщину. В белорусском и украинском языках для этого есть совершенно разные слова. Вот и здесь, пока не прочитаешь первую главу, не поймешь, какое из этих двух значений здесь имеется ввиду.

Вообще, роман хороший и жизненный. Уж слишком мы стали привязаны в настоящее время к нашим дядюшкам мэйлам, гуглам, фейсбукам, вконтактам. Порой не проходит и пары свободных от этого часов, как нас уже тянет туда, как же так, без нас там же ведутся важнейшие жизненные дискуссии. На некоторых форумах прямо идет война не на жизнь, а на смерть! А мы все лопоушим и читаем эту лабуду.

Интернетом я пользовался как загаженным станционным сортиром — быстро и брезгливо, по необходимости, почти не разглядывая роспись на стенах кабинки.

А что из этого всего следует глобального? Такого поддающегося человека, зависимого от своей "аськи" или "смартика", можно легко "отзомбировать", вот именно на это настраивает нас господин Пелевин. И делает это живо, с размахом, в своей типичной, ему свойственной постмодерновой манере.

Этот открытый явный наезд и огорошивание идей мне в целом импонирует. И если бы не несколько моих личностных обстоятельств, я бы поставил книге высший балл. Но некоторые глобальные для меня вещи приводят меня в недоумение, что складывается такое ощущение, что нам, русским, могут дойти некоторые вещи до ума только в такой, агрессивной манере. В противном случае, мы не поймем якобы сути. Прав ли в действительности автор? Не знаю. Наверное, это я - такая белая ворона, что мне именно эта агрессивность помешала посозерцать до конца. Именно такая же ворона моя жена, моя доча. Им бы тоже не понравился роман, уж я то знаю (тут говорю манерой Глеба Жеглова). Но если это действительно так, тогда да! Автор прав и книга найдет своих любимых читателей и без меня!

Поразительная вещь, столько раз Пелевин заставляет нас морщиться и утверждать вслух: "Нет, это неправда! Это не про нас!" Кому-то тяжело читать правду матку в такой открыто-издевательской манере. ТОП-3 цитат, с которыми я совершенно не согласен:
1. Почти все бородатые математики – педофилы и русофобы.
- я не знаю ни одного такого типа из моего окружения, да и сам бороду ношу! Фуууу!
2. Коллег по работе он делил на «вонючек» и «усталых» (первые с годами превращались в последних, отвоняв свое — примерно как выгорающие звезды.)
- Я вообще "коллегофил" и потому не согласен с этим постулатом в принципе.
3. Пятая «GTA» – вещь… За неё можно и Ирак простить, и в принципе Ливию. Но не Украину.
- вот только не надо про макароны Украину, а?

Не люблю также похабщину и матерщинщину в литературе, не воспринимаю я, по-другому воспитан, уж извини! Так что, прости меня, дорогой автор, за мою оценку твоего хорошего романа! А вот интересно, смог бы обходиться Пелевин без мата в этой книге?

Ведь какие идиоты вокруг. Они полагают, что система – это Путин. Или Обама. А если очень умные, уверены, будто система – это ФРС и Йеллен-шмеллен. А система – это светящийся экран на расстоянии шестидесяти сантиметров от глаз. С которым мы трахаемся, советуемся и интересуемся, какие для нас сегодня будут новости. Путин, Обама, Йеллен – это на нем просто разные картинки. А экран один и тот же…

А чтобы нас подавила никакая система, помните совет Киклопа: "если вы заметили вокруг себя мир, который совсем вам не нравится, вспомните, что вы сделали, чтобы в него попасть." И тогда через Вас ничего не удастся прокачать этим мудрым товарищам Цукербергам и Бринам!

P.S. Хипстер, — объясняет Пелевин, — это бесхозный блютусно-вайфайный голем с очень ограниченным умственным ресурсом... Голем устроен так, что не понимает тождественности Тупака Шакура и Михаила Круга. Источник энергии русского хипстера — непримиримый конфликт между "hip" и "гоп", в которой он не может признать полюса одной и той же вставленной в него батарейки. У русского полюса этой батарейки знак минус.
Неужели все так запущено? Или надо поместить эту цитату в мои уже теперь ТОП4?

P.P.S. Читает Сергей Чонишвили эту книгу великолепно! Как, впрочем, и всегда!

Пелевин это Тургенев нашего времени.
Иван Сергеевич Тургенев XXI века.
По крайней мере, у них есть одна очень важная общая черта. И Тургенев и Пелевин в каждом своем романе стремятся отразить современность, зафиксировать ускользающую социально-политическую реальность. И каждый их роман содержит портрет наиболее яркого представителя своего времени. Нового героя. Оба автора обладают удивительным нюхом, который дает возможность уловить главное из того, что витает в воздухе. Уловить и облечь в литературу.

Тургенев в «Рудине» показал окончание николаевского застоя и слабого идеалиста-западника, в «Накануне» – ожидание перемен и революционера, в «Отцах и детях» – нигилиста, в «Дыме» – либерала, разочарованного в Великих реформах, а «Новь» был первым романом о народниках. По романам Тургенева можно изучать историю и политическую мысль второй половины XIX века. А по Пелевину – наше время. Россия как мистическое пространство накопления капитала описана в «Чапаеве», в «Generation П» Пелевин показал виртуальную суть российской власти и нового героя, интеллигента, переплавившегося в криэйтора. В «Числах» он схватил момент, когда бандитов у власти сменили фээсбэшники. А в «Священной книге оборотня» эти фээсбэшники, оборотни в погонах, уже устраивают религиозное камлание на нефтяную вышку. Грубовато, но вряд ли можно описать суть российской экономики точнее. «S.N.U.F.F.» вообще оказался романом-пророчеством, что все мы станем одной большой Уркаиной, будем вести священную войну, инициированную офшаром. И священная война будет одновременно бесконечным реалити-шоу, необходимым для поддержания правильного градуса ненависти и патриотизма.

Различие между Тургеневым и Пелевиным только в том, что Тургенев реалист (он говорил, что «интересуется живой правдой людской физиономии»), а Пелевин – постмодернист. Но Пелевин не просто играет в слова. К каждой эпохе русской истории он находит мистически-конспирологическую метафору, чтобы лучше объяснить реальность. Ироничный дзен-буддизм лишь пенка на его текстах, под которой кроется суровый реализм. И достаточно консервативная мораль.

Роман «Любовь к трем цукербринам» мало говорит о политике. Видимо, все про наше время было сказано в «S.N.U.F.Fе». И скучноватом «Бэтман Аполло». Здесь Пелевин решил порассуждать, до чего нас может довести facebook и google. Его антиутопия – экстраполяция закономерностей развития социальных медиа и интеренет-технологий. А главный герой – сетевой тролль, представитель среднего креативного класса.

Надо сказать, что конструируя очередной образ будущего, Пелевин не проявил особой находчивости. Если для современного среднегородского человека вся жизнь проходит перед монитором: перед монитором он работает, развлекается после трудов (в меру своей испорченности) и общается с друзьями, то в будущем «Цукербринов» он просто делает шаг внутрь монитора и живет на рабочем столе винды. Больший эффект присутствия. Физическое тело людей будущего находится в небольших квартирах, таких «гробиках» как у Родиона Романовича Раскольникова, а каждое утро им подгружается матрица. Причем в пелевинском мире будущего никто никого не обманывает, люди знают, что живут в компьютерной иллюзии. Что с того? Ведь и мы знаем, что весь день сидим у компьютера, а не на опушке леса.

Сценарий будущего номер 1
Поначалу мне казалось, что будущее Пелевина очень реалистично. Скорее всего, так все и будет. А как иначе? От компьютеров мы точно не откажемся. Это как от электричества отказаться или от колеса. Глупо, бессмысленно. А индустрия будет развиваться. Не пройдет и десятилетия, как в голову каждого из нас воткнут штекер, и рабочий стол каждому из нас будет загружаться по утрам в мозг, как у героев «Цукербринов». Это отнюдь не будет иметь мрачного привкуса антиутопии. Мы сами будем откладывать денежку на какой-нибудь новый софт для мозга так же, как мы копим сейчас на новый гаджет. Общение в реальном мире, наверное, какое-то время еще будет продолжаться: посиделки в кафе или на берегу моря, но все лучше будут приложения к социальным сетям, и все точнее будут нарисованы виртуальные моря. И мы, наконец, перестанем выходить из дома.
Раньше играли в войнушку во дворе, теперь – по сетке. Удобнее. Раньше, чтобы долететь до Бали нужно было целый день потратить в самолете, спустить кучу бабла, а теперь загрузил недорогое приложение «Бали» – и ты через секунду там. Сидишь в шезлонге, в руке коктейль с зонтиком. Волны шумят, из кафе доносится босанова, садится огромное солнце, ветерок… Посидел полчаса и вернулся на работу. Удобно.

Сценарий будущего номер 2
Предсказание Пелевина кажется очень точным, только беда в том, что оно является самой простой экстраполяцией. Можно сказать, что никакого другого метода прогнозирования у нас нет. Это верно. Но ведь и он подводит. Иная тенденция развивается, развивается, и кажется, что конца ей не будет и края. А тут – бабах! И жизнь по своей какой-то непредсказуемой логике, все переворачивает наизнанку. Мода на мини-юбку сменяется модой на юбку-в-пол. И наоборот. Надоедает. Я помню, когда все девушки и женщины носили брюки клеш. Я ставил социальный эксперимент, целый день ходил по Москве. Все были в клешах. Клянусь. А потом – раз, и ни одной. Только стрейч. Кто мог угадать? Может быть, и социальные медиа с интернет-технологиями, которые ворвались в нашу жизнь, окажутся вдруг отброшены людьми, как надоевшая игрушка. И все перейдут к чему-то наоборот.
Вот сколько лет твердили миру, что поэзия умерла. А она вдруг оказалась модным и востребованным жанром. На поэтический концерт толкается очередь (сам видел). Сколько долдонили, что у современного поколения клиповое сознание, никто больше не будет читать больших текстов, только твиты, а выпускает Захар Прилепин громадную «Обитель», и читают. Соскучились по большим текстам. Тошнит от твитов и демотиваторов. Надоели.
Одним словом, все идет к тому, что следующее десятилетие будет временем луддитства. Молодые люди будут выбрасывать свои смартфоны, удаляться из всех социальных сетей. Сидеть в «фейсбуке» и «контактике» будет так же позорно, как в «одноклассниках». Будут говорить: социальные сети для инвалидов. Для людей, у которых проблемы с общением. Твиттер для тех, у кого мысли длиной в 140 символов. «Смотрите, этот парень достает айфон! Пойдемте отсюда!»
Кто знает?
Может быть, будущее будет таким или другим. Но, скорее всего, третьим. Неожиданным. И роман Пелевина плох тем, что не предложил ничего неожиданного. Хотя, антиутопии, скорее, нужны, чтобы испугать, показать как не надо жить. А за прогнозом - в Левада-центр.

Книгу Пелевин свою продавал,
Никто за неё цены не давал,
Хоть многим была книга нужна,
Но, видно, не нравилась людям она.

- Писатель, продашь нам книгу свою?
- Продам. Я с утра с ней на рынке стою!

- Не много ли просишь, творец, за неё?
- Да где наживаться! Вернуть бы свое!

- Уж больно твоя книжонка худа!
- Не пишется что-то. Прямо беда!

- Есть новые мысли? Тайну раскрой.
- По правде сказать, нет ни одной.

Весь день на базаре творец торговал,
Никто за книжонку цены не давал.

Один паренёк пожалел старика:
- Олегыч, рука у тебя нелегка,
Я возле книги твоей постою,
Авось и продам скукотищу твою.

Идет покупатель с тугим кошельком,
И вот уж торгуется он с пареньком:

- Книгу продашь?
- Покупай, коль богат.
Книга, гляди, не книга, а клад!

- Да так ли! Уж выглядит больно худой!
- Объём невелик, но дизайн-то какой!

- Есть новые мысли? Тайну раскрой.
- Прочтешь - офигеешь! Утратишь покой.

Пелевин взглянул на книгу свою:
Зачем, "Цукербрины", я вас продаю? -
Книжку свою не продам никому -
Новые мысли нужны самому!

Как поклонник автора не могу назвать эту книгу событием. Но не читать ее тоже посоветовать не могу. Пелевин настолько возвышается над интеллектуальным ландшафтом отечественной и вообще современной прозы, что пренебрегать его новыми книгами преступно. Да - не откровение, да - не прорыв. И с течением времени все больше кажется, что автор выдерживает ритм написания новых текстов больше из экономических, а не творческих соображений. Но это все тот же дерзкий, злой, циничный и немножко романтичный Пелевин. И пусть текст выглядит слегка бессвязным (даже для Пелевина), пусть комплекс одних и тех же идей проговаривается уже которую книгу... Я знаю - что в следующем сентябре пойду в магазин и куплю новую книгу ПВО. И буду читать :)

Образ поэта Гугина списан с безработного из Самары Александра Гутина, кармическим образом переродившегося в бегемотика стихоплета. Отматывает за наживу на детях сволоч ))) к гадалке не ходи! Эта система всегда найдет как поиметь тебя ))))