Дом на краю света скачать fb2

Здесь можно скачать "Дом на краю света", в формате fb2 полную версию бесплатно без регистрации и SMS, а также читать онлайн книгу на сайте Буковед (bookoved.ru)

Майкл Каннингем – лауреат Пулитцеровской премии и Американской литературной премии ПЕН/Фолкнер. “Дом на краю света” – первый роман Каннингема, где он рисует картину жизни Америки шестидесятых-девяностых годов XX века. Насыщенное событиями повествование построено так, что свой взгляд на происходящее излагают поочередно все главные действующие лица: Джонатан – мальчишка из Кливленда, Бобби – его школьный друг, а впоследствии возлюбленный, Эллис – мать Джонатана, а также Клэр, ставшая участницей необычного любовного треугольника.

Комментариев: 5

Галактики взрываются у него над головой, а он в одних трусах в горошек (с) - да ведь это же про меня. Что-то происходит, по сути происходит всё, а я не готова, или же ничего не происходит, а я подпрыгиваю от нетерпения - ну вот, вот, сейчас, ну же..облом. Так всегда, и только трусы могут быть и в цветочек, и в горошек, и в барашки - опционально.
Мы много что собираемся сделать. Скоро, через час-другой, вечером, завтра, на следующей неделе.
Собираемся, откладываем на потом, не пользуемся какими-то вещами - они ж чересчур хорошие, на лучшие времена отложить их; думаем, мол, надо восстановить отношения с теми и теми, а всё как-то некогда. И на переднем плане ты сам. А потом поздно. Грустно.
Герои Каннингема живут предварительной жизнью, в расчёте на то, что что-то настоящее, значительное - отношения, чувства, события - случится с ними потом, в будущем. А на самом деле, всё было вот сейчас, прямо сейчас.
Острое чувство бесприютности и одиночества. Женщины, мужчины очарованы, отравлены, заражены духом шестидесятых - потерянность, беспечность, ожидание перемен. А ведь они уже произошли, эти перемены, мало того - происходят каждую минуту, непрерывно. Только вы не заметили, вы всё ещё ожидаете чего-то несусветно-замечательного, неординарного и яркого. Не серого - индиго, электрик, фуксия.
Джонатан, Бобби, Клэр - любовный треугольник, но это совсем не история гомосексуальной любви, положившей на лопатки любовь гетеросексуальную, нет - просто история любви, подпорченной сомнениями и страхами.
Как это - быть Джонатаном - всю жизнь любить человека и не осмеливаться сделать решительный шаг навстречу, потому что это настоящее? это оно? может быть, нужно ещё немного подождать? ведь будет знак, да?
Как это - быть Клэр - одинокой женщиной, которая потихоньку перестала быть молодой, а потом полюбила неподходящего человека, даже двух - но не могла себе в этом признаться, а продолжала населять свой выдуманный мир иллюзиями семейной жизни - вроде бы да, почти, но нет, не то.
Как это - быть Бобби - человек-пластилин, добрый, гибкий, мечтательный. Он готов помочь, утешить, подставить плечо и спину, он любит всех - но Клэр просто любит, а без Джонатана не может жить.

Прекрасная книга. Отчаянная, грустная, правдивая. Это было больно и пронзительно хорошо.

«Дом на краю света» я заранее представляла себе эдаким кинороманом. А весточка о том, что плотность геев на страницу текста сделает и гея гомофобом, заставила думать о Каннингеме как об Альмодоваре от литературы. Да и в процессе чтения ориентиры нашлись. «Баллада о Джеке и Роуз» (со стремлением удержать 60-е, инцестуальными порывами и обаянием американской глухомани) — для «Части первой». «Часть вторая» началась как какая-нибудь «Загадочная кожа» (с влюбленностью девушки в друга-гея, отъездом в Большой Город и беспорядочным съемом партнеров) — но тут же убедила меня в несостоятельности любых сравнений. Пушо, во-первых, Каннингем написал «Дом» задолго до повальной моды на выдавливание пост-хиппанских подростковых прыщей в кино.

Во-вторых, сила воздействия не сравнима с любой фильмой. Он пишет так ловко, почти не скатываясь в пошлую афористичность «за жизнь», что мысли надолго входят в эту надеждую колею. То и дело ловишь себя на том, что подмечаешь какие-то вещи в стиле, характерном для героев. Наконец, падение интереса к роману вовсе не прямо пропорционально времени, прошедшему с финала. Я не заставила себя расстаться с книгой даже в материальном плане — болтается в сумке; не говоря уж о том, что с некоторыми вещами так и не смирилась. С тем, например, что взрослая Ребекка вряд ли вспомнит (или узнает), как слабый Эрик плясал для нее с игрушечной обезьянкой. А болезненнее всего те вещи, которые легко пропустить. Вот паника Боба, когда Джонатан прыгает в ледяную воду («увидел взметнувшиеся вверх осколки») — это боязнь потерять друга или ретроспективный ужас из-за брата, взметнувшихся осколков вокруг тела которого когда-то не успел испугаться? Или то, как неуловимо автор состаривает героев, делая их похожими на родителей. В этом издании все сопровождается дикими переводами названий рок-хитов («Пурпуровая мгла» — спасибо, что не «Сиреневый туман»), и это придает легкий налет веселого фамильярного кретинизма.

И через всю книгу — не новая, но нужная мысль об исконном одиночестве человека из-за его способности посочувствовать чужой боли, но неспособности ее почувствовать. Нет ведь никаких «ангелов с одним крылом, которые могут летать лишь обнявшись». Есть слепые и хромые, которые ведут друг друга. И никакой это не кинороман, а самый настоящий роман-роман со сложной генеалогией проблем и таким чистым их видением, что хочется непременно дать книгу своим консервативным родителям. И да не убоятся они нетрадиционной любви — тем более, любовь главных героев скорее внеземная, чем нетрадиционная.

Когда роман оказывает сильное воздействие на читателя, не являясь при этом насыщенным какими-то исключительными событиями, издатели любят апеллировать к регалиям самого автора или непосредственно романа. В случае Майкла Каннингема первое, что мы узнаем об авторе из аннотации – это то, что другой его роман «Часы» получил Пулитцеровскую премию. Почему нельзя рассказать о «Доме на краю света» так, чтобы было понятно, ради чего его стоит собственно читать? Тем более, учитывая, что это действительно очень сильное произведение.

Повествование романа развивается в нескольких плоскостях – с точки зрения сначала ребенка, потом подростка, и в дальнейшем взрослого мужчины Джонатана, его матери Элис, друга Бобби и подруги Клэр. Они дружат, влюбляются, сомневаются в себе и в других, совершают поступки, в общем, живут.

Главным лейтмотивом романа, пожалуй, становится тема одиночества. Герои вроде бы вместе, но каждый – глубоко одинок. Бобби теряет в раннем возрасте брата и затем мать, и эта потеря образует как бы глухую пустоту в его душе, которую он заполняет лишь музыкой. А в отношениях с другими он плывет по течению, ничего сам не меняя, вещи с ним просто случаются. Джонатан встречается с другими молодыми людьми. Но все эти встречи мимолетны, он не позволяет себе влюбляться. Клэр тоже одинока. Они делят с Джонатаном квартиру и подробности личной жизни, она даже по-своему его любит, но это любовь как бы отстраненная.

Необходимо упомянуть, что в романе не только присутствуют описания гомосексуальных отношений, но и то, что эти описания довольно-таки подробные. Также из остросоциальных тем в книге есть сцены употребления наркотиков несовершеннолетними. Поэтому роман не рекомендуется читать людям, чувствительным к данным темам.

К несомненным достоинствам романа относится полное погружение в жизнь персонажей. Они мечтают о свободе, о будущем, но живут в неизменяемом настоящем. Даже когда они обретают свой маленький рай, он тоже рассыпается в прах от своей невозможности. Все повествование пронизано болью и меланхолией. И вот эта способность так сильно напитать прозу чувством сделала для меня Каннингема исключительным автором.

В заключение можно сказать, что «Дом на краю света» – роман грустный, но эта грусть светлая. Смерть проходит рядом, но тем ценнее становится жизнь. И ее ощущение – в природе, в музыке, в настоящем моменте именно таком, который нам дан, не в чем-то придуманном. Дом на краю света – это место немного за гранью реальности, но в которое всегда можно вернуться.

Думаю, не стоит говорить, что в этом произведении речь пойдет о геях. Об этом говорят все, нет, почти все рецензии на эту книгу.
Но я всё же скажу: я не увидела в них геев, они скорее маленькие, одинокие дети, которым не хватает тепла. Они нашли друг друга и со свойственным детям любопытством начали изучать своё тело и...увлеклись.
А ещё, я не увидела Бобби, одного из главных героев, так, как мне хотелось. Он был мне знаком, близок. Но не только потому, что в моей жизни был человек, со схожей судьбой... он был мне симпатичен. Сначала он вселял в меня боль, страх, потом уважение, и, наконец, восхищение. Он мечтал, хотел и добивался.
Загадкой для меня остается ещё и то, чего испугался брат Бобби, когда побежал от кладбища домой. Я рассчитывала, что Бобби отыщет его девушку и спросит, что же он тогда говорил, почему он побежал...
Но Майкл Каннингем оставил место для размышлений.

А так история необычна и привлекательна.
Каннингем пишет так легко и непринужденно, что ты не сразу осознаешь какие страшные темы он поднимает. У тебя лишь замирает сердце, ты перестаешь дышать и жадно пожираешь предложения, но страх появляется только тогда, когда ты прокручиваешь в голове то, что прочитал.
В этой книге есть многое: есть любовь. Дружеская любовь, платоническая любовь ,любовь к близким, любовь к ребенку,любовь к делу, любовь к жизни и к своему месту в жизни. Смерть. Внезапная смерть, естественная смерть, смерть которая тебя стережет, но упускает, и смерть, которая дышит тебе в затылок. А ещё в этой книге есть дом. В доме, поселился треугольник, но не "Необычный любовный треугольник" из двух мужчин и женщины (без учета ещё двух людей) ,а другой, более естественный, но так ярко выраженный именно здесь - жизнь, смерть и любовь.

Одиночество.

Задумывались ли вы когда-нибудь об одиночестве? О всех тех людях, которые утром выбираются из постели, собираются и едут на работу в транспорте, окруженные толпами таких же не до конца проснувшихся полузомби. На работе за чашкой кофе они перебрасываются анекдотами и сплетнями с людьми, с которыми вынуждены проводить 8-9 часов в одном помещении. Вечером в пятницу они встречаются с давними знакомыми за бокалом-другим пива, перемывают кости знакомым и строят очередные планы на будущее, которым не суждено сбыться. А потом возвращаются к людям, с которыми делят дом и постель, но которые точно так же, как и все остальные, встреченные за день, чужие. Либо стали ими, либо были таковыми всегда.

Сколько их, таких вокруг? Маскирующих свое одиночество за ширмой из дорогих шмоток, девайсов и пригласительных в модные клубы? Тех, кто так и не встретил, или встретив не сумел рассмотреть того, кто сумел бы заполнить пустоту в жизни и наполнить ее смыслом. Или встретил, но так и не сумел признаться сам себе, что именно этот человек, вопреки всем предрассудкам бурлящим в обществе, и есть тот самый?

Каннингем отнюдь не пропагандирует гомосексуализм, как может показаться посмотрев на содержание романа беспощадно вываленное на всеобщее обозрение в аннотациях и рецензиях. Это намного более глубокая история о пустоте, безнадежности, упущенных возможностях и опустившихся руках. Она не только о поколении детей Вудстока и их собственных детей, она и о нашем поколении, которое все так же готово сидеть и ждать с моря погоды, не предпринимая ни малейших усилий для того, чтобы пробить эту стену неудовлетворенности собственной жизнью.

Очень красиво написанная грустная, но в тоже время светлая история.

Хочу теперь фильм посмотреть, но боюсь разочароваться, потому что абсолютно не представляю себе, как можно перенести это на экран не растеряв по пути половину очарования этого романа.

ФМ-2013: 7/19